Дворянские гнезда:

От шехтелевских особняков до модерновых доходных домов: где жили самые богатые и знаменитые люди России на рубеже XIX–XX веков

В России XIX–XX веков единственным элитным жильем считались личные особняки в центре городов — все они строились по индивидуальным проектам известных архитекторов (в Москве наиболее активно работали Федор Шехтель, Лев Кекушев, Роман Клейн) и принадлежали крупным промышленникам, банкирам, предпринимателям, людям, близким к царскому двору.

В Москве сохранилось несколько десятков таких особняков: можно вспомнить дома Степана Рябушинского на Малой Никитской улице (архитектор Ф. Шехтель), Николая Стахеева на Новой Басманной (архитектор М. Ф. Бугровский), Саввы Морозова в Подсосенском переулке (архитектор М. Н. Чичагов) и многие другие. Все они строились в подражание старым барским усадьбам с большими парадными, отдельной столовой для торжественных обедов, вытянутыми холлами для танцев, домашних концертов и театральных представлений, комнатами для прислуги.

Дом Саввы Морозова в Подсосенском переулке (архитектор М. Н. Чичагов)

«Иногда этот набор дополнялся домовой молельней или домашней церковью, как в доме банкира Степана Рябушинского. Как правило, такие помещения тщательно маскировали, чтобы их не было видно снаружи. Впоследствии многие из этих домов стали посольскими особняками, благодаря чему там сохранились оригинальные интерьеры, эксклюзивная отделка и мебель», — рассказывает координатор общественного движения «Архнадзор» Константин Михайлов.

Никита БрусиловскийМосквовед, обозреватель журнала «Историк»
«В России начала XIX столетия элитное жилье — это дворянские усадьбы, причем не только сельские, но и городские, коих в Москве сохранилось не так много. Один из примеров — знаменитый „дом Наташи Ростовой“, как его часто называют, или дом князей Долгоруковых на Поварской улице, где сейчас располагается Союз писателей. Это классический пример элитного жилья допожарной Москвы начала XIX века»

«Каноны, по которым он был возведен, господствовали вплоть до 1850–1860-х годов, когда взгляды на жилье постепенно стали меняться. Это было связано и с политическими изменениями, которые принесла эпоха великих реформ, в первую очередь с отменой крепостного права, и с развитием предпринимательства, и с зарождением буржуазии, которая отодвинула дворянство на второй план», — продолжает Никита Брусиловский.

Архитектурный облик частных особняков и усадеб целиком зависел от вкуса заказчика, и вкус этот мог развиваться в нескольких направлениях. С одной стороны, некоторые из бывших предпринимателей, купцов и даже крестьян, которым иногда удавалось забраться на верх социальной лестницы, хотели пожить «как дворяне». Многие из них сознательно копировали в своих домах мотивы классической дворянской усадьбы с колоннами, портиком, парадным въездом. Другие заказчики, наоборот, стремились отстроить себе жилье в соответствии с новыми архитектурными вкусами: в конце XIX века это был псевдорусский стиль, в начале ХХ века — модерн, а затем — неоклассицизм.

«Яркий пример — усадьба известного финансиста и предпринимателя начала ХХ века Николая Александровича Второва, для которого архитекторы Владимир Адамович и Владимир Маят в 1913–1915 годах построили особняк на Спасопесковской площади (ныне резиденция посла США). И хотя внешне он похож на екатерининские усадьбы в духе классицизма, построен был уже с использованием железобетона. Вообще, в домах русской знати начала ХХ века все мыслимые на тот момент блага цивилизации — электричество, центральное отопление, горячее водоснабжение, телефон — были обязательными элементами. Так, например, в знаменитом особняке Рябушинского на Малой Никитской архитектор Федор Шехтель установил первый в Москве кондиционер: под главной лестницей была оборудована специальная система, которая в зимнее время отапливала дом, а в жаркую погоду его охлаждала», — вспоминает Никита Брусиловский.

Никита БрусиловскийМосквовед, обозреватель журнала «Историк»
«В России начала XIX столетия элитное жилье — это дворянские усадьбы, причем не только сельские, но и городские, коих в Москве сохранилось не так много. Один из примеров — знаменитый „дом Наташи Ростовой“, как его часто называют, или дом князей Долгоруковых на Поварской улице, где сейчас располагается Союз писателей. Это классический пример элитного жилья допожарной Москвы начала XIX века»
Особняк на Спасопесковской площади (ныне резиденция посла США). Михаил Фомичев/ИТАР-ТАСС
Минимальная стоимость таких домов составляла 30–40 тыс. руб., но могла превышать эту сумму в несколько раз. Так, например, известно, что особняк Отто Листа в Глазовском переулке, построенный в 1898–1899 годах по проекту Льва Кекушева, оценивался самим архитектором в 100 тыс. руб. При этом средняя зарплата чиновника среднего класса составляла 62 руб. в месяц, учителя гимназии — 85 руб., а полковника — 325 руб. (данные 1913 года).

Стать обладателем элитной недвижимости сегодня гораздо сложнее, чем век назад. Минимальная сумма покупки такого жилья — около 19 млн руб. За столько можно купить 68-метровую квартиру в апартаментном комплексе «Современник». В жилом комплексе «Полянка/44» (бывший доходный дом М. Малышева) цены начинаются от 30 млн руб. А квартира площадью 261 кв. м в одном из самых дорогих жилых комплексов «Пречистенка, 13» (бывший доходный дом Я. Рекка) продается за 315 млн руб., рассказали «РБК-Недвижимости» в агентстве Contact Real Estate. При этом средняя зарплата в России составляет 35,3 тыс. руб. (данные Росстата на январь 2017 года).

Частные заказчики, как правило, сами приглашали архитектора и вместе с ними работали над проектом будущего дома. Однако уже в первые годы ХХ столетия в крупных городах получил распространение новый тип жилья (в современной терминологии — под ключ), когда застройщик сам строил дом, отделывал его до последней ручки и полностью готовым выставлял на продажу или для последующей сдачи в аренду. В Москве этим занималось Московское торгово-строительное акционерное общество, возглавляемое известным предпринимателем Яковом фон Рекком.

Несколько таких домов сохранились в районе Поварской улицы, в Гранатном и Пречистенском переулках и сейчас заняты посольствами. В дореволюционной России такое жилье — пяти-шестикомнатные квартиры с высокими потолками, камином и большой кухней, расположенные в центре Москвы, — соответствовало нынешнему бизнес-классу. В этих домах, которые были преимущественно доходными, снимали жилье служащие, врачи, юристы, художники, писатели, журналисты.

«Нередко такое жилье называли сезонным, поскольку его часто меняли. Например, семья могла уехать на лето за город со всем имуществом, а осенью вернуться в город и поселиться в новой квартире. Тогда люди были мобильнее, чем сейчас, и с легкостью меняли место жительства, исходя из тактических соображений: например, ближе к новому месту работы главы семейства или гимназии, куда поступили учиться дети», — говорит Никита Брусиловский.

Со временем доходные дома превратились в полноценное элитное жилье. «Запросы и вкусы публики росли вместе с техническими возможностями архитекторов и строителей. Доходный дом в начале ХХ века — это уже не обязательно временное жилье, богатые семьи могли снимать его в течение многих лет. Так, например, известный театральный антрепренер Николай Тарасов жил на Большой Дмитровке в большой съемной квартире, занимавшей весь этаж. Любопытно, что на рубеже XIX–XX веков самыми престижными считались квартиры на нижних этажах зданий. Первый этаж в большинстве случаев не был жилым — там, как правило, располагались магазины, рестораны и конторы. А вот второй этаж, который часто называли бельэтаж, то есть „красивый этаж“, был наиболее престижным: там находились самые дорогие квартиры в доме. Третий этаж — чуть дешевле, четвертый — еще дешевле, а мансардные этажи, которые сейчас считаются очень престижными, тогда в основном предназначались для небогатого контингента, богемы», — объясняет Никита Брусиловский.

Сегодня бывшие доходные дома реконструируют и превращают в элитные жилые комплексы. При этом девелоперы используют различные форматы реконструкции. «Некоторые объекты — это полная реконструкция внутренних помещений и фасадов. Примерами таких объектов на первичном рынке можно назвать комплексы Bunin (ул. Плющиха, 37), il Ricco (Подсосенский пер., д. 11), Wine House (Садовническая ул., 57, здание с апартаментами), «Советник» (ул. Б. Дмитровка, 7/5), «Современник» (ул. Машкова, 13), «Дом на Хлебном» (Хлебный пер., 19), — говорит директор по городской и загородной недвижимости компании Knight Frank Алексей Трещев.

Wine House (Садовническая ул., 57, здание с апартаментами)

«В других случаях реконструкция может быть более глобальной — сохраняется только фасад, остальная часть дома возводится с нуля, что практически можно отнести к новому строительству. Например, в комплексе апартаментов „Театральный дом на Поварской“ от компании „Галс-Девелопмент“ сохранен исторический фасад неоклассического стиля, выходящий в Мерзляковский переулок. В ЖК Barkli Gallery от компании Barkli также проводится реконструкция исторического фасада, который выходит в Ордынский тупик, все остальное здание относится к новому строительству. При этом такие дома изначально спроектированы под жилой формат и реконструировать их под квартиры или апартаменты сегодня гораздо проще, чем другие исторические постройки», — отмечает Алексей Трещев.