Сыграть в классику:

Несмотря на то, что запрос на классику растет год от года, архитекторов, которые могут на него ответить, единицы

Интерес к классической архитектуре растет во всём мире: по данным риелторов, больше половины домовладельцев в Европе и США предпочитают модернизму классический стиль, подразумевая под ним не обязательно ордерную классику с колоннами, но любой стиль традиционной архитектуры до 1920-х годов — времени воцарения бетонно-стеклянного авангарда. Согласно исследованию британского агентства YouGov, 77% респондентов в возрасте от 18 до 50 лет хотели бы жить в доме, построенном в классическом стиле. В России спрос на традиционную архитектуру также высок, но удовлетворить его непросто: строительство таких объектов дороже, чем обычных особняков и коттеджей, да и архитекторов, работающих в этой эстетике, можно пересчитать по пальцам одной руки.

«Глаз радуется, кровь не портится»

Почему нравится классика? Самый частый аргумент заказчиков — эстетическое удовлетворение. «Преимущество жизни в классике — общение с красотой. Глаз радуется, состав крови не портится. Причина — пропорции. Для меня как математика по профессии это имеет огромное значение. Как человеческое тело имеет пропорции, так и архитектура. Правильные пропорции красивы, неправильные — некрасивы. В стиле минимализма тоже можно найти пропорции, но тогда это будет куб. Слишком скучно», — рассуждает аналитик Дмитрий, владелец особняка в Ленинградской области, построенного по проекту архитектора Артема Никифорова.

Дом в Ленинградской области. Архитектор Артем Никифоров. Итальянский дом площадью 340 кв. м на участке в 50 соток с арочными окнами выстроен по принципу бельведера. Вместо забора — зеленая изгородь высотой 2 м.

Второй очевидный аргумент — независимость от моды, ориентация на вечность. «Классика вне времени, всегда актуальна, дает эстетическое удовлетворение — это даже не обсуждается. Классика — это очень личное, мне это очень близко», — делится московский галерист Михаил, для которого петербургский архитектор Максим Атаянц построил дом в Подмосковье.

«Владельцы интуитивно понимают, что дом в классическом стиле не выйдет из моды и, возможно, станет памятником архитектуры, а модернистский устареет к концу стройки. Богатые люди в собственном гнезде хотят сохранить ощущение архитектуры, которую видят в исторических центрах городов: Венеции, Рима, Парижа, Санкт-Петербурга», — резюмирует петербургский архитектор-неоклассик Михаил Филиппов.

Архитектура монархов и президентов

У классических домов большая культурная и социальная традиция. Резиденции монархов и президентов (как королевские виллы в Риджентс-парке в Лондоне) исторически существуют и до сих пор строятся в классике. Но и частный человек чувствует себя в классике органично. «Образ европейской виллы — это образ работающего богатого человека. Когда Венеция в XV веке потеряла господство на море и стала осваивать земли вокруг, родилась палладианская вилла, которая состоит из дома хозяина, амбаров, конюшен, служб, потому что хозяин занят земледелием. До этого дома богатых были охотничьими замками. Вилла — это тема венецианского патриция, просвещенного помещика, английского лорда. И до сих пор эти виллы прекрасно функционируют», — говорит Михаил Филиппов. Действительно, европейские виллы и шато до сих пор используются как жилые дома, их владельцы, как правило, пускают к себе в определенные дни экскурсии, сдают свои дома для съемок фильмов и свадеб.

Дом в Подмосковье. Архитектор Максим Атаянц. Дом спроектирован по мотивам римской виллы Мадама Рафаэля Санти. Главный дом в 1 тыс. кв. м и подсобные строения образуют парадный двор при въезде, за домом расположен сад.

Несмотря на растущий интерес к классике, архитекторов, которые могут ответить на него, единицы. В России таких специалистов сегодня меньше десятка. В мире ситуация аналогичная. Почему так? Классика, или неоклассика, исчезла из архитектурного образования еще в середине прошлого века, когда вышло печально известное хрущевское постановление «Об устранении излишеств в проектировании и строительстве». Его следствием стала ликвидация классической архитектурной школы и связанного с ней ремесленного производства. В Европе и США классическая архитектура отступила после победы придуманного Ле Корбюзье панельного района, латавшего дыры послевоенных разрушений и решавшего проблему строительства массового жилья.

Когда в 2016 году КБ «Стрелка» издало «Книгу о полезной и красивой архитектуре» с рейтингом российских архитекторов — лидеров рынка, в топ-30 попали только четыре неоклассика: Михаил Белов, Михаил Филиппов, Максим Атаянц и Илья Уткин, чьи работы хранятся в Третьяковской галерее, ГМИИ им. А. С. Пушкина, Русском музее, Музее архитектуры им. А. В. Щусева и многочисленных частных коллекциях.

«В марках машин разбираются, а в архитектурных стилях — нет»

Поскольку запрос на классику очевиден, а отвечать на него почти некому, рынок заполняется домами, которые построены подрядчиками без участия архитекторов. «К сожалению, заказчики не представляют, что такое классика. Человек строит себе частный дом в десять-пятнадцать раз дороже, чем самый навороченный автомобиль, но в марках машин он разбирается и назовет вам сотню марок, а если спросить, какие архитектурные стили есть в Москве, не назовет ни одного. Огромные деньги тратят на халтуру», — сетует Михаил Филиппов. «К тому же классика требует вечных материалов и больших вложений. Реставрация памятника стоит, например, 10 тысяч евро за квадратный метр, а приблизительный муляж из пластика — в десять раз дешевле. Вот его и делают, как умеют, а не умеют, так как не учат. Круг замыкается», — добавляет московский архитектор Михаил Белов.Консалтингом при строительстве частного дома обычно не пользуются, в отличие от строительства жилых комплексов в городе. Заказчики выбирают архитектора по рекомендациям, портфолио, публикациям.

Коллекционные дома

В отсутствие инфраструктуры классические дома обретают коллекционную ценность. Архитектурные детали на фасаде, по мнению Артема Никифорова, не делают работу архитектора дороже: «Гладкая или филенчатая стена — затраты труда архитектора в любом случае большие. В минималистичных решениях узлы и примыкания требуют много внимания от проектировщика и высокой квалификации от строителей». А труд ремесленника в России значительно дешевле, чем в Европе и Америке.

Цена дома складывается в основном из качества материалов. В этом сходятся все владельцы классических домов. «Ты должен выдержать снаружи и в интерьере высокое качество. Классика требует натуральных материалов. Например, в моем доме фасады из натурального камня, медная крыша, окна из красного дерева, не требующие покраски, — дорогая отделка красива и долговечна. Такой дом можно построить за полтора года при хорошей организации труда силами до пятнадцати человек», — говорит Дмитрий, владелец дома в Ленинградской области.

Дом в Ленинградской области. Архитектор Артем Никифоров.

По оценке Артема Никифорова, средняя цена классического дома по проекту известного архитектора составляет 2–3 тысячи евро за 1 кв. м. Но классические дома строят обычно для себя, а не на продажу, поэтому в перфекционизме владельцы могут посоревноваться с архитекторами.

«Мало компаний, которые могут построить классический дом под контракт. Приходится приглашать разных специалистов. Например, крышу переделывал два раза, — рассказывает галерист Михаил. — Что касается стоимости, то вначале записываешь, что сколько стоит, а потом плюешь. В Бельгии я заказывал кирпич ручной формовки. 100 тысяч кирпичей — это 100 тысяч евро только за облицовку. Можно взять сайдинг, который развалится через пять лет, а можно кирпич ручной работы, который простоит пятьсот лет, и получишь десятикратную разницу. Но когда строишь дом для себя, о цене не думаешь».

Усадьба как национальное достояние и экоферма

Самый дорогой вариант классического дома — реставрация уже существующего памятника архитектуры. Не считая покупки самой руины, собственнику придется преодолеть массу юридических сложностей, оплатить исследования для определения предмета охраны, отреставрировать сохранившиеся детали, воспроизвести исторические материалы.

Меценат и предприниматель Сергей Васильев с 2007 года восстанавливает усадьбу Степановское-Волосово в Тверской области, бывшее имение князей Куракиных, памятник архитектуры федерального значения. «В советское время там была психбольница, несколько лет назад усадьба сгорела, — говорит Михаил Белов, участвовавший в процессе воссоздания памятника. — Инвестор взял руину в аренду, а потом всё же купил и начал реставрацию. Потратил немало денег, но сделал очевидный вклад в культуру. После главного дома стал воссоздавать парк и делать многочисленные павильоны. Усадьбу включили в путеводитель по Тверской области, туда водят экскурсии. И, думаю, это только начало. В России сейчас около трех тысяч разрушенных усадеб. Есть чем заняться любителям классики».

Усадьба Степановское-Волосово. Деревянная конюшня — один из павильонов, восстановленных архитектором Михаилом Беловым.

В последние годы в России развивается экотуризм, и восстановление усадьбы становится не чистым меценатством, но разумным хозяйствованием, которым и занимается Васильев в своей усадьбе. Едва ли это прибыльное дело, скорее, сочетание культурной благотворительности с пользой. Но это именно развитие территории, а учитывая, что в России много бесхозной земли, есть возможность сделать благородный вклад в благополучие будущих поколений.

Вилла наизнанку

Классический дом существует по определенным законам. Все архитекторы согласны в том, что для настоящей виллы нужно поместье в несколько гектаров. А если участок небольшой, есть некоторые ноу-хау, о которых рассказывает архитектор-неоклассик и заказчик собственного дома Михаил Филиппов: «Нельзя пихать дворец на маленький участок. Вилла требует 10 гектаров парка. Она по определению центр мира. А парк имеют немногие. Поэтому выход для небольшой территории — строить дом по средиземноморской системе, как палаццо без внешнего фасада, обращенное в колонный двор. Тогда нет ощущения, что находишься между дворцом и забором. Именно так я построил свой собственный дом».

Дом в стародачном поселке обращен фасадом во внутренний двор. При входе на участок открывается сад с антиками и круглой деревянной колоннадой, маскирующей ограду. Архитектор Михаил Филиппов.

Классический дом не обязательно должен быть монументальным и каменным — можно ограничиться небольшим одноэтажным деревянным домом с мезонином и колонным портиком. А если комнаты расположить анфиладой, то соответствие традиционным постройкам будет полным.